українською
Юридическая компания «Правозахист Украина»



Членство в организациях:






экспертная оценка

4 августа 2014 г.

Вслед за бизнесом Восток Украины покидают юристы

Автор: Таслицкий Герман

В то время как военный конфликт на Востоке страны усугубляется, многие жители Донецкой и Луганской областей вынуждены покинуть свои родные стены, оставить работу и вместе с семьями искать убежища в других уголках Украины либо за рубежом. Герой нашего сегодняшнего интервью долгие годы вел на Востоке страны консалтинговый бизнес в области правового и таможенного сопровождения внешнеэкономической деятельности предприятий. Неспокойная обстановка не только подтолкнула его перевезти семью в Киев, но и отважила на смелое решение - переквалифицировать свой юридический бизнес на столицу. Насколько сложно принималось такое решение и какая судьба постигла сейчас юридическую профессию на Донбассе, мы выясняли с Германом Таслицким, учредителем Группы компаний «Донбасс Импэкс» и управляющим партнером ЮК «Правозащита Украина».

- Герман, в какой момент пришло осознание, что обратного пути нет и Ваша компания не сможет нормально функционировать в Донбассе в ближайшем будущем?

- Когда в донецком регионе в конце зимы - начале весны только начали собираться первые митинги, мимо жителей донецкого региона они, конечно же, не прошли. В тот момент люди разделились на два лагеря, приняв ту или иную сторону. Это произошло буквально в считанные дни. Мы настолько привыкли к тому, что слово война - это где-то далеко, но уж никак не в Украине, что в начале даже никто не испугался. Подумали: побунтуют, пошумят и все утихнет.

Какое-то отрезвление от происходящего начало возникать, когда мне стало ясно, что сепаратистским проявлениям начинают подыгрывать сильные мира сего. А в первую очередь - местная милиция. Она перестала быть защитником общества как таковым. Первые митинги в поддержку единства Украины, на которых я побывал, продемонстрировали явную беспомощность правоохранительных органов. Все избиения происходили на глазах у милиции. А они лишь выводили побитых, но не задерживали избивающих.

Поэтому достаточно быстро стало ясно, что люди абсолютно беззащитны на нашей территории и спасение утопающих стало делом рук самих утопающих. Все это заставило меня задуматься о своем будущем в донецком регионе.

- Как отражались события в стране и в донецком регионе, в частности, на Вашей работе и заказах клиентов?

- Общее падение юридического бизнеса стало прослеживаться еще с киевского майдана, т. е. с конца прошлого года, и эта стагнация неуклонно продолжается. При этом нашей донецкой особенностью стала высокая степень перенесения бизнеса, который обслуживался местными юридическими компаниями, в соседние регионы. Поэтому в разрезе специализации компании у нас стали появляться нестандартные заказы - помощь в переводе внешнеэкономической деятельности клиентов в соседние регионы Украины. А это налаживание отношений с таможней, организация процессов таможенного оформления, работа с разрешительной системой и т. д. То, что было понятно нашим предпринимателям у себя, в Донецке, но абсолютно неизведанно в других областях.

С одной стороны, это был дополнительный и неожиданный заработок для нас. Но в то же время это был показатель того, что начался массовый отток бизнеса из Донецка. И это начало происходить со второй половины мая. До этого момента все вроде как нормально работали.

На фоне такого катастрофического падения, когда мы лишались работы, связанной с внешнеэкономической деятельностью наших клиентов, их общехозяйственного обслуживания и мелким бытовым консультированием граждан, мы получали заказы на оказание помощи в работе в соседних регионах.

- То есть переезд в Киев стал вынужденным?

- На каком-то этапе мы приняли очень важное для себя решение. Но к нему мы шли достаточно долго. Невзирая на последние события, компания давно вынашивала идею о выходе на столичный юридический рынок уже не в рамках существующего филиала. Мы давно хотели позиционировать себя как киевская компания с головным офисом в столице. Просто изменение места жительства - это всегда кардинальный шаг. Кому-то он дается легко, для меня это было достаточно сложно. Поэтому я этот момент постоянно оттягивал.

Когда я увидел, что клиенты сами разъезжаются, я понял, что нужно идти за ними. Наш бизнес не замыкается исключительно на юриспруденции, а еще продолжается в области таможенных брокеров, а у последних, на минуточку, существуют серьезные финансовые обязательства перед клиентами. Ведь клиенты часто проводят свои таможенные платежи через наши счета. Следовательно, мы были вынуждены перестраховаться и защитить их деньги.

Поэтому первое, что мы сделали, - еще в начале марта открыли дополнительные счета по всем компаниям в тех же банках, но уже в киевских филиалах. Следом за этим мы провели перерегистрацию юридических адресов по ряду компаний на столичные. С одной стороны, мы смогли презентовать себя уже как киевская компания, а с другой - защитили деньги клиентов и подготовились к работе в новых условиях. Как показывают нынешние события в стране, мы абсолютно угадали с такими действиями и смогли принять «компании-беженцев» с нашего региона уже в столице и других областях.

Таким образом, переезд в Киев оказался вынужденным, но вполне ожидаемым.

- Весь ли кадровый состав компании смог переехать в Киев?

- Чтобы правильно понимать всю ситуацию с переездом, нужно побывать в том месте, откуда мы приехали. Здесь вопрос стоял не в том, что кто-то хочет или не хочет переезжать, а физически может или не может этого сделать. Мы же могли профинансировать переезд лишь своих сотрудников, но переезд их семей мы бы финансово не потянули.

В итоге, помимо переезда всех собственников, мы перевели в Киев своих ключевых специалистов. В определенной степени переехала бухгалтерия. Но при этом мы стараемся не терять связь со своим регионом, там остались как юристы, так и специалисты по таможенному оформлению. В результате, донецкий офис ужался в три раза.

- Каким образом, с учетом ситуации в Донецке и Луганске, теперь строится схема импорта или экспорта товаров, которые вы сопровождаете?

- Главными проблемами внешнеэкономической деятельности компаний Донбасса стали отказ перевозчиков от въезда на территорию Донецкой и Луганской областей и риск потерять груз из-за действий «людей с оружием». Именно эти риски и вынудили компании искать возможности таможенного оформления товаров в соседних регионах. Поэтому достаточно распространенной схемой стала доставка товара до ближайших областей, проведение там таможенного оформления и потом через перегрузку на донецкие автомобили ввоз на территорию Донецкой и Луганской областей.

- Почему выбор пал именно на Киев, а не тот же Днепропетровск, в котором Вы также имеете филиал?

- Мы всегда пытались работать из Донецка во всех регионах страны. Наши клиенты были из разных уголков: Одессы, Львова, Житомира и т. д. Но работая в таком режиме, я все равно чувствовал, что нас порой воспринимают как региональную компанию. Как ни крути, а «Вы откуда? Из Донецка…» звучит не так, если бы мы были столичной компанией. Поэтому нас воспринимали как компанию, которая должна работать более дешево, чем киевские фирмы. А потенциальные клиенты, обращаясь к нам за помощью для решения своих проблем, узнавая, что мы из Донецка, порой останавливались и не всегда продолжали дальнейший диалог. То ли это восприятие, что в Донецке честных граждан быть не может, то ли это стереотип об ограниченных возможностях региональной компании. Поэтому у нас были случаи, когда мы теряли клиента еще на этапе знакомства, только представившись, что мы из Донецка. Не так часто это было, но это было реальностью по ряду крупных компаний. Поэтому для меня Киев был выбором без вариантов.

- Как быть с теми компаниями, у которых производственные мощности, ресурсы привязаны территориально к Донецкому региону?

- Действительно, это громаднейшая проблема. У меня есть близкие друзья, которые являются предпринимателями средней руки со станками, цехами, землями и т. д. Я им сейчас однозначно сильно сочувствую, ведь все они на сегодняшний момент не работают. Либо работают от случая к случаю.

Помимо рисков потерять бизнес как таковой, отвратительно то, что они вынуждены договариваться с представителями ДНР. Для того, чтобы не трогали, чтобы не изымали поступающие грузы, чтобы не заходили на предприятие и не разворачивали все направо-налево. На сегодняшний день я знаю крупные компании с именами, которые для сохранения целостности своих активов вынуждены договариваться.

В какой-то степени это мерзко для людей, которые с таким вынуждены сталкиваться. Но я понимаю, что из двух зол приходится выбирать меньшее.

- Чем заняты юристы, оставшиеся в Донецком регионе?

- Сейчас юрист Востока Украины - это, скорее, мертвая профессия. Очень сложно заниматься правовыми вопросами в бесправном регионе. На сегодняшний день там не работает ни одна налоговая, нет ни одного действующего суда. Регистрационный центр работает в абсолютно непонятном режиме. Т. е. системы правового регулирования и правового обеспечения хозяйственной деятельности предприятий, правовых интересов граждан сведены к нулю. Некуда обратиться за решением вопросов, некуда и некому обжаловать.

Поэтому юрист лишь, как психолог, может принимать на себя беды и проблемы граждан и компаний, давать им технические советы. Юрист в Донецке сейчас может быть востребован лишь в вопросах, которые являются либо внутрикорпоративными, либо общеразъяснительными. Все это упирается в рамки консультирования, поскольку никаких внешних действий он не может предпринять.

- Вы переехали в Киев, чтобы сохранить прежних клиентов, с которыми продолжаете работать. Но реально ли в нынешних условиях отыскать новые заказы?

- Почему мы изначально задумывались о переезде в Киев? На протяжении нескольких лет я видел, что объемы реализации услуг нашей компании не меняются. Они не становились меньше, но и не росли. Притом мы достаточно целенаправленно и на постоянной основе прилагаем усилия для расширения клиентской базы, рекламируемся. Но пока мы находились в Донецке, такие усилия перестали приносить результаты. При этом такая работа давала результаты для наших филиалов в других областях. Там, где мы были представлены лишь в зачаточном состоянии, там продвижение услуг реально приносило дополнительные деньги.

Понимая тот факт, что в Донецке мы себя исчерпали, поскольку в течение 3 лет никак не могли увеличить прибыль, мы и пошли на правильный, но несколько запоздалый шаг. В любом случае в столице бизнес развит более широко. Здесь он несколько другой по ментальности, например в отношении передачи непрофильных видов деятельности на аутсорсинг…

- А как проявляется ментальность бизнеса в Донецком регионе?

- Во-первых, это кумовство. В Донецке компании стараются работать с братАми-сватАми-знакомыми. При этом качество этих услуг не всегда ставится на первое место.

Во-вторых, учитывая специфику нашего региона, который практически весь завязан под один конкретный холдинг, компании стараются вариться в его соку. Иначе говоря, если ты представляешь этот холдинг хоть каким-то малейшим образом, то с тобой больше ведут дела, нежели, если ты от него полностью отстранен. Я не считаю зазорным работать с подобными крупными холдингами, просто нужно понимать, что обойти такие холдинги для успешной работы невозможно, на них нужно нацеливаться и в дальнейшем этим можно оперировать, привлекая других клиентов.

То есть это наша ментальность, когда хочется быть немножко ближе «к телу», хочется чувствовать свое соучастие в общем большом деле.

- Если вооруженный конфликт в Донецком и Луганском регионах наконец прекратится, ожидать ли возвращения предпринимателей, которые успели перевести свой бизнес в другие области Украины?

- Однозначно ожидать! Я более чем уверен, что моя история является больше исключением из правил. Для преимущественного большинства предпринимателей, которые сегодня вынужденно выехали из региона, главной мечтой является возвращение обратно. Ведь это свой дом, свои стены, свое окружение. У многих там остаются активы - земля, склады, офисы и т. д. В первую очередь, вернутся производственники. У них нет другого выбора.

Для меня также важно не отказываться от своего донецкого офиса. Надеюсь, мы проведем соответствующую реорганизацию, найдем квалифицированного специалиста, который сможет его возглавить. В любом случае, Донецк - это регион, в котором мы видим себя и в дальнейшем.

Беседовал Сергей Саченко, главный редактор портала ЮРЛИГА

 
Сергей Саченко

Новости

13 июня 2017 г.

Нацбанк сообщил, что с 26.05.2017 г.. На случаи незавершения расчетов по экспортным, импортным операциям, по которым на указанную дату не установлено превышение 120-дневного срока расчетов, будут распространяться нормы Закона №1724 по 180-деного срока расчетов

7 июня 2017 г.

Національний банк України вчергове знімає Валютні обмеження

7 июня 2017 г.

Державна фіскальна служба України роз'яснено порядок розрахунку сум податкових зобов'язань, Які вінікають при випуску товарів, поміщеніх у митний режим Тимчасова ввезення з умовно частково звільненням від оподаткування митними платежами, у вільний обіг на мітній территории України або передачі таких товарів у Користування іншій особі

7 июня 2017 г.

Настанов обставинних непереборної сили (форс-мажорних обставинні) свідчіть про Відсутність вини у невіконанні зобов'язання та звільняє особу, яка порушила зобов'язання, лишь від відповідальності за таке Порушення, а не від Виконання зобов'язання в цілому

12345Архив

Публикации

12345Архив